бабушка

mamazhu


Профан воздвигает башню, посвященный складывает мозаику


Про светофоры и чудь белоглазую
бабушка
mamazhu
- Бабушка, а мы скоро приедем?
- Мы еще из Архангельска не выехали.
- А-а. А приедем-то скоро?

И так все пять часов. Мы опять отправляемся в нашу параллельную вселенную. Прихватив на этот раз внучку Доминику, которая вообще-то Доня, а бывает Ника, и иногда Домна.Read more...Collapse )
















То, что доктор прописал
бабушка
mamazhu
Подруга вернулась из Египта. Она все больше по европам и америкам разъезжала, а во всероссийскую здравницу первый раз попала. Со своей московской подругой и ее мужем. А так как формы у дам пышные, пришлось спасаться. Муж всем объяснял, что вот первая жена, вот вторая, третья дома осталась, на хозяйстве. Все смотрели с пониманием и уважением.
Порадовало ее обилие новых русских, которые в цепях из анекдота «мне то же самое, тока без гимнаста», и которые, как она думала, кончились в девяностых. А вот фигушки. Они живы и приезжают из Подольска на пятницу-субботу-воскресенье на Красное море. А там отлив, например. А им идти далеко. Подруга наслаждалась диалогами:
- Что за хуйня, проблема?! Взял, подогнал экскаватор, два раза копнул, и вот тебе – купайся, нет никакого отлива.
- Бля, Вася, кому здесь это надо?!
Потом Вася с корешем пели в баре. Песню «Новый год к нам мчится». В июне. В Шарм-эль-Шейхе.
Братья-сестры-хохлы тоже не отставали. Привезли с родины вяленую рыбу под бесплатное, «олл инклюзивное» египетское пиво и ели ее около бассейна. Рыба лежала на шезлонге и озонировала воздух, который плюс тридцать семь.
Тетьки с их общим мужем убежали к английской, как выяснилось, семье с криком:
- Можно мы тут возле вас шезлонги поставим?
- А вы тоже русские?
- Да, конечно.
- Но вы другие.
Решили разницу не объяснять. Но при случае отомстить. А к ним в отель как раз приехала танцевальная группа из четырех человек с названием «Интернешенал рашен дансинг шоу». Танцы были разные – испанские, французские, и вдруг русский. Подруга говорит «нашему мужу»:
– А давай крикнем: «Крым – наш!» и посмотрит, что будет.
- Я видел, сегодня друзья из Подольска уехали, мы проиграем эту битву.
Подруга до сих пор жалеет, что не уговорила.
А поздним вечером один из братьев требовал принести шесть бутылок виски в номер. На робкое возражение официанта, что шесть бутылок даже для «олл инклюзив» многовато, он отвечал: «Я тебя понимаю, но мне же завтра улетать».
Я его тоже поняла. Мне тут красное вино доктор прописал, чтобы радионуклиды убить. Закусывали египетской халвой. В процессе посиделок все радионуклиды погибли.
А подруга сокрушалась:
- Представь, халва семь долларов за банку. Ну и че? Как там у Довлатова? Под Мелитополем таких каньонов до хрена!
А к ней в друзья вконтактике добавился Омар Шариф, говорит, чудный веселый аниматор-египтянин, который считает, что во всем виноваты евреи и американцы. Кто бы спорил.


Посвящение товарищу Сухову
бабушка
mamazhu
Душа моя рвалась с работы домой, как журавль в небо. Однако случилась небольшая заминка. А именно: мне, как сознательному бойцу, поручили группу товарищей с братского Востока. Первокурсников журфака, приехавших в Архангельск с Узбекистана, из Ташкента. Родной язык – русский. Народ подобрался покладистый, можно сказать – душевный, с огоньком.
Звонила сестре, делилась радостью. Она прониклась: «Узбекистан? Класс! А у меня студенты из Нигерии, я им нашу систему акушерства объясняю. И долг революционный к тому нас обязывает».
А на днях литературный музей выпустил книжку одного стихотворения – «Я помню чудное мгновенье» – на двухстах десяти языках мира. Пользуясь служебным положением, заставила детей прочесть на диктофон по-узбекски Пушкина. Теперь наслаждаюсь.
Подопечные в недоумении:
- А чего вы удивляетесь? У нас ведь как на Украине, все говорят по-русски. Узбекский учат как иностранный.
- Вот только, пожалуйста, не надо как на Украине.
А чудное мгновенье в книжке по-узбекски в двух вариантах – на кириллице и на латинице. Выяснилось, что в Узбекистане до советских времен не было своего алфавита, отсюда – кириллица. А латиница появилась двадцать лет назад, когда группа товарищей с братского Запада решила, что Узбекистан – это практически Европа, и куда же демократии без латиницы?
Чудесные дети говорят, что их мамы и папы читают на кириллице, а сами они могут «и так и так».
За неделю они написали каждый по пять новостей, забракованных – всего две. А сегодня сдали коллективный труд – делали хором. Про студентов строительного техникума, которые выиграли профессиональный конкурс. Я открыла файл, и с тех пор счастью моему нет предела. Заголовок – «Архангельские студенты будут представлять нашу страну на конкурсе в Бразилии».
- Народ, а наша страна – это которая?
Дети абсолютно искренне считают, что наша страна – Россия. Шестого июня они идут в литературный музей отмечать день рождения Пушкина. Они из какого-то сказочного советского прошлого. Я горжусь, что мне поручили эту группу товарищей.
И вспоминаю любимый анекдот друзей-коммунистов: «Старики верят, что если быть честным, хорошо работать и не грешить, то после смерти попадешь в Советский Союз».
В общем, встречаются мне люди в последнее время все больше душевные, можно сказать, деликатные. Тому остаюсь свидетелем, боец за счастье трудового народа всей земли.


Про импортозамещение
бабушка
mamazhu
Иду на работу, налетает на меня знакомая тетька, с которой мы детей водили в одну группу детского сада.

- Ира! – вопит. – У меня внук родился!!!!

И пятнадцать минут про рост, вес, волосики, глазки и ножки. Потом опомнилась:

- Ой, а Костя-то как?

- В Норвегии, - говорю.

- А, - понятливо качает головой Анька, - в море.

- Нет. В тамошнем университете премудрости сельского хозяйства постигает. Будет у нас в Устьянском районе норвежское животноводство налаживать.

- Ира, так это же еще круче! Как это, бля, – импортозамещение, во!!!

памяти гитариста
бабушка
mamazhu
Помню Москву. Концерт Оззи Осборна. Бутылка из-под пепси-колы, а в ней коньяк. Восторг и полет. Это Леха.
Помню Ригу. Мы с Томкой почти без денег. Перевод – тридцать рублей и надпись на обратной стороне бланка: «А что делать?» Это Леха.
Помню Катунино. Грибы – белые, рыжики, маслята. И собака. Скачет, глупая. Запах леса и дорога. Это Леха.
Помню Северодвинск. Гитара, песня, еще песня. И еще. Давай споем, Леха. Давай. Запевай. Там, в сентябре, кленовый лист, кружился как звезда. Это Леха.
Помню Архангельск. Можно, я у тебя поживу, а то чего-то с женой развелись, а жить негде. Живи. Это Леха.
Я помню все. Разговоры. Знаменитое – мне надо подумать. Он думает, неделю может думать. Потом говорит. Как скажет, так и будет. Это Леха.
Он был всегда. На свадьбе, когда родился Костя, когда было плохо, когда было весело. У меня – Металлика на груди, у него – серьга в ухе.
Он сегодня умер. Тромб. Батюшка говорит – счастливый, на пасхальной неделе.
Смерти нет, Леха.


О добрых людях
бабушка
mamazhu
Вот сломался у вас, к примеру, унитаз. Надо вызвать профессионала.

Он пришел, а все любимые тряпочки, стеклоочистители, упаковки туалетной бумаги, сигареты, полочки и кошачий лоток – наоборот, ушли жить в коридор, комнаты и на кухню. На лестничную клетку еще.

Профессионал говорил загадочно про стяжки, муфты и счетчики воды. И, прихватив старый унитаз, пообещал вернуться через 36 часов. Буквально надел темные очки, принял угрожающий вид и сказал: «I will be back».

А что дальше делать – не сказал.

Члены семьи, почесав в затылке, выход нашли. Один отправился к крестной через семь домов, другой – к корешу через дорогу, я – к соседке. Коту не повезло больше всех, у него нет ни крестной, ни кореша, ни соседки. И он в обалдении бился головой в дверь туалета и орал мартовским голосом, игнорируя лоток в коридоре.

Кота ловили всем миром, уговаривали, пели песни, носили на балкон, показывали птичек.

Утром все началось по новой.

Соседка – чуткий, отзывчивый и добрый человек. Она не просто проводила в туалет, она еще заботливо спрашивала под дверью:
- Сигарету дать?
- Зачем?
- Как зачем? Все добрые люди с утра, чтобы в туалет как следует сходить, сигарету курят!

Соседка вообще-то не курит, но зато из-за двери сообщила мне, что ходила на митинг «Крым – наш».

А еще она помогает беженцам и отравляет деньги на лекарства детям Донбасса.

- А ты на митинг ходила?

Молчу. Вместо митинга я ходила к деду на день рождения. Ему 77 стукнуло, и он дачный сезон открыл.

Дед, кстати, долго выбирал – что отмечать, День парижской коммуны, День рождения или День возвращения блудного Крыма. Решил совместить. А мы его долго пытали на предмет подарка.

- Что ты хочешь? Может, к твоей посевной чего надо? Электрический плуг или еще какое сельхоз оборудование?
- К посевной? Точно! Машину навоза!

То есть это, ясен пень, лучший подарок на день рождения. А добрых людей в гостях у деда было много. И они тоже говорили про митинг. И про то, что «Украина – это же как Онежский район, и чего вдруг?»

Но больше всего изумила одна очень неглупая тетька-врач, которая совсем не смотрит телевизор и которая рассказывала, как года три назад она узнала любопытную вещь про Крым. Туда ездила отдыхать ее коллега медсестра.

- Она так интересно говорила, а я ж там три раза в детстве в пионерлагере была. Только еще про какие-то гривны. Я спрашиваю – при чем здесь гривны-то? Она говорит – так это же Украина. Украина??? И с каких пор? Оказалось, с 1991 года, вот те раз!

Врачиха говорила абсолютно искренне. Знаете что? Соседка считает точно так же.

Завтра придет добрый профессионал доделывать работу. Еще у него спрошу. Чтобы уж окончательно понять глас народа.

А безгрешных ангелов фейсбучных слушать не буду. И чего им на облаках не сидится и на арфе не тренькается, как положено?

(no subject)
бабушка
mamazhu
В отделе нижнего белья заполошная тетка и продавщица с упоением перебирают трусы с бабочками.

- А вот это че это – три икса эль? Это на наш – какой размер будет?

- Ну, примерно пятьдесят четвертый.

- Да? А я – какого размера?

Продавщица оценивающе смотрит на тетку в шубе. Взглядом определить размер не получается.

- А раньше-то какой носили?

- Эх, раньше-то я сорок четвёртый носила, потом, когда двоих родила – сорок восьмой, а потом размеры стали с иксами, ну и – какой налезет.

Обе задумчиво смотрят на трусы, прикидывая – какой налезет. В отдел врывается пергидрольная блондинка и кричит:
- Женщина, я тут у вас та-а-а-кие трусы вчера шикарные купила! Дайте еще!

- А вы сколько иксов брали? – интересуется тетка в шубе.

- Два! Т-а-а-а-кие хорошие, телу приятные, сели прекрасно.

- Правда, что ли? А покажите?

Блондинка немедленно расстегивает джинсы, тетки внимательно ее рассматривают, она спохватывается:
- Ой, мужиков-то нету?

- Да такую красоту как раз мужикам и надо показывать! – решительно сообщает ей продавщица, и, обращаясь к шубе:

- Вот, говорила же вам.

- Дайте четыре, тока не четыре икса, а три икса – четыре штуки, - командует упревшая от магазинной жары шуба.

- А мне пять! – встревает блондинка.

- Пожалуй, тоже пару себе куплю, - сообщает им продавщица, и заметив, наконец, меня:
- Женщина, ну а вы чего стоите?

Взяла трое оставшихся.

Тетки лезут в кошельки, пробивают, заворачивают, у них завязывается приятный разговор о мужьях, детях, внуках, собаках-котах, видах на урожай, способах засолки капусты и рецептах блинов, потому что Масленица, а еще «надо попросить прощенья, потому что Прощеное воскресенье».

- Блин, завтра же еще двадцать третье февраля!!! Я же вообще-то за мужскими трусами шла. И за носками! – вспоминает тетка, решительно снимает шубу и говорит продавщице: -Давай выбирать будем!

Так я люблю этих теток. И детей, и собак, и котов. И мужиков. Все простите, всех с праздниками.

книжечка
бабушка
mamazhu
Шестой дозор мертв, пятая сила исчезла, четвертая не успела, третья сила не верит, вторая сила боится, первая сила устала.

Четвертая сила, которая везде опоздала, знаете кто? Маги, у которых своей силы нет, они чужую отражают, называются «Зеркало». В переводе на язык людей – СМИ.

Весьма странно осознавать себя работником Четвертого Дозора. Особенно когда 95 процентов сподвижников из фейсбука требуют немедленно рисовать карикатуры, выражать поддержку и вообще консолидироваться. А иначе, говорят, урод ты нерукопожатный. Значит, так тому и быть. В моем зеркале отражается в основном Украина, дети Донбасса, погибшие под бомбежками, и беженцы, обалдевающие от нашего января, который затрещал за оградою до минус сорока.

Остается разве что на Лукьяненко переключиться. Там у него ведьма Арина потому и дергалась, видела, к чему все идет. «Искала пути к спасению. Не нашла… А вы что думали? С какой это стати весь тонкий мир в России стало рвать да корежить? Где напортачили, там и рвется».

Вот еще она же: «И чтобы там мужчины не говорили, нам за жизнь отвечать».

Конечно, нам, куда деваться-то?

Пять дней остается для Иных, шесть дней остается для людей.
Как говорил один мой любимый писатель – вы не мучайте друг друга, мы и так живем в аду.

А «Шестой дозор» почитайте непременно. Финал неожиданный. Это последняя книга о Светлом маге Антоне Городецком.

1

Уточняйте, с чьим
бабушка
mamazhu
Мама! зачем редька?! Это не новогодняя еда, братюня, айда за колбасой! Господи, маманя сошла с ума, у нее еще и Пугачева играет!

А десять лет назад парни требовали немедленно выключить Гребенщикова и завести что-нибудь повеселее. Ну, Металлику там, или Пантеру. А пироги непременно. И так все выходные.

А вчера в парикмахерской мне говорят: Чего ты все лаком ногти красишь? Давай гелем. Он месяц держится, недели три – точно. Правда смывать его сложно, надо жидкость с ацетоном, потом каждый ноготь в фольгу и ждать полчаса, а уже потом будет легче снять. Но, наверное, все равно к нам придется вернуться.

А давай, говорю, фиг с ними, с пирогами и с курицей. Не говоря уже о редьке. Буду лежать на диване и смотреть на ногти. Иногда на елку.

Утро Рождества прекрасно. На двух ногтях геля, того самого, который снимать надо минимум бензопилой, нету. Так что в парикмахерскую не вернусь. Пироги победили. Да и смешно было надеяться.

А бабушка умерла почти тридцать лет назад и именно в Рождество. А возле кладбища часовня. Жарко натопленная. Отец Анатолий на проповеди выражается весьма образно, главное – доходчиво. Чего это вы, говорит, поздравляете с Рождеством? Это неправильно! Надо уточнять, с чьим.

Так что с Рождеством Христовым всех.

Да, и кто поближе, на пироги заглядывайте. Они удались. А если кто о фигуре заботится, редька тоже пока не кончилась. А Гребенщиков с Металликой вообще вечен. Можно еще «Вечера на хуторе близ Диканьки» включить. И будет всем счастье.
2

(no subject)
бабушка
mamazhu
В середине девяностых мы с любимой подругой Танькой работали в книжном магазине. Времена были странные, книжки покупали сумками, особенно молодые люди и особенно фантастику. Мы тоже после советской голодухи читали все подряд, ну и для того, чтобы разговаривать с покупателями на одном языке.
Очень быстро выяснилось, что совсем все читать не надо, а некоторые книжки вообще лучше спрятать с глаз долой.
Однажды привезли очередную машину книг, и мы принялись их раскладывать согласно своим убеждениям и пристрастиям. Одна меня особо раздражала дикой картинкой с монстрами на обложке. Месяца четыре она стояла в ряду крайней, истрепалась, и я постоянно натыкалась взглядом на смутно знакомое лицо мужика в обрамлении почему-то змей.
На пятый месяц неприятного знакомства я решила, что пришло время понять, почему человек с кровавой дыркой во лбу кажется знакомым и вгляделась в лицо. Николай Гумилев, ехидно улыбаясь, держал в каждой руке по дымящемуся пистолету и советовал посмотреть в глаза чудовищ.
Открыла книжку, и мир пропал. Плевать было на покупателей, охранников, владельцев магазина, рабочее время, нерабочее время, езду в общественном транспорте, мужей, собак, котов и детей.
Прочитала, закрыла, открыла, стала читать по новой.
Сдается мне, что именно для нашего города заказывали первый доп.тираж. Потом я позвонила друзьям в Питер, Москву, Екатеринбург, Ригу и еще пару десятков городов.
Потом в Питере произошла мистическая история с памятником Николаю Гумилеву. Памятник пытались отыскать несколько экскурсоводов (совершенно незнакомых), уверяя, что он точно есть, вот только забыли, где, да и парки постоянно переименовывают. На третий день поисков один из экскурсоводов позвонил и сказал, что он все понял. Просто мы все читали «Посмотри в глаза чудовищ».
Так и живем. С тех пор и до этих. С дедом Филиппом, девочкой Ирочкой, Степкой и всеми остальными из всех остальных продолжений.
PS: Когда я вдруг попала в редакторы новостного портала, и мне пришлось вести блог, я так его и назвала: «Профан воздвигает башню, посвященный складывает мозаику». Самое большое счастье – когда кто-то спрашивает – а вы хоть знаете, откуда это?
PPS: Сегодня умер Михаил Успенский, автор «Посмотри в глаза чудовищ». Почитайте.
posmotri-v-glaza-chudovishh

?

Log in

No account? Create an account